ДЕНЬ ЕГО РОЖДЕНИЯ

 

Кладбищенская комедия

 

Действующие лица:

 

Он

Подруга

Друг

Дочь

Жена

Бомж

 

 

Что-то вроде окна, висящего в пустоте. Лавочка неподалёку.

ОН стоит, опершись на раму окна, и смотрит вдаль.

Доносятся звуки городской жизни – то затихающие, то вновь сильные.

Появляется Бомж.

 

БОМЖ (осматриваясь). Да, брат, что-то слабовато у тебя.

 

ОН пожимает плечами.

 

Ё моё, одни цветы… Ну что ты будешь делать?.. Ну почему не принести конфет  да сто граммов поставить… Или бутерброд какой. Беда прямо с этими образованными. То ли дело бабулька деревенская… Наготовит от чистого сердца, пирожки там или ещё чего-нибудь вкусного, и несёт родным…

 

Садится на лавочку.

 

Зачем люди сюда приходят? А? Повидаться? Покаяться?

 

Неодобрительно качает головой.

 

Э, да у тебя ведь нынче день рожденья.

ОН. Ну да.

БОМЖ. Поздравляю.  К тебе, поди, придут, сегодня… А?

ОН (кивая). Надеюсь.

БОМЖ. Ну, тогда я попозже зайду.

ОН. Заходи, я всегда рад.

 

Бомж уходит.

 

ОН. День рожденья. Можно подумать, что этот день чем-то отличается от вчерашнего. Или завтрашнего.

То есть, первый-то – да, тот имел значенье. Не знаю, имел ли он какой-то смысл… А вот дальше…

У моей матушки было два дня рожденья. Один, по паспорту, - в феврале. Но праздновали в декабре, а матушка всё повторяла, что в феврале ненастоящий. Как-то раз в каком-то важном документе надо было вписать её дату рождения – и, конечно, я вставил настоящую,  а не паспортную, так что пришлось долго отдуваться…

Что касается меня, то все эти дни рожденья – просто беда. И мой собственный, и все остальные.

Во-первых, я не способен запомнить все эти даты. С ума сойти… Я вот знавал людей, которые соблюдали в этом деле полнейший порядок. Один мой приятель завёл в записной книжке специальный календарь, куда заносил дни рожденья всех своих знакомых. Появился у него знакомый на букву «а», он записывает его телефон на странице с буквой «а». А в конце книжки – в календаре – ссылку на этого «а». Я его как-то спрашиваю: а что ты будешь делать, когда у тебя появятся два друга с одной датой рождения? Он посмотрел на меня, покачал головой. Не задумывался об этом.

Это было ещё в пору до мобильных телефонов и всей этой электронной муры. Когда мы были молодые и… что там?

 

Вздыхает. Пауза.

 

Так что моему приятелю  при наступлении новой эры ничего не стоило перебросить свой архив из записной книжицы в мобильник и запросто решать проблему многократных дней рожденья.

И жить себе припеваючи.

Ну, пока жилось.

А на том свете мобильники не нужны.

Шутка. Он, слава богу, ещё живёхонек.

 

Пауза.

 

У моего отца день рожденья десятого июня. А у дочки – пятого. Когда отец умер, и нужно было заказать табличку на крест, я умудрился перепутать. Написал для этих кладбищенских дел мастеров «пятое июня» заместо «десятого». Матушка как увидела, только вздохнула. А чего тут скажешь? Такой человек.

 

Пауза.

 

Если бы она была жива, она пришла бы первая, ни свет ни заря.

 

Пауза.

 

Во-вторых, эти подарки. Это что-то. При социализме было не купить. Проблема. При капитализме купить можно всё, и это тоже большая проблема. Выбор. Выбор – это очень серьёзная проблема. Неизвестно ещё, какая больше: когда ничего нет или когда всё есть.

Так что я или забывал поздравить  нужного или близкого человека, или забывал о подарке и тогда нёс какую-нибудь ахинею типа – занесу или завезу завтра. В таком духе.

Ничего не поделаешь, такой человек.

 

Пауза.

 

Когда тебя поздравляют с днём рожденья, ты всегда точно чувствуешь, говорит ли человек искренне, или просто отбывает номер.

Тут не обманешь.

Понятное дело, что большинство именно что отбывают номер.

Ну, нам-то до лампочки, когда чужое большинство хитрит, но вот если какой-нибудь близкий человек проявляет равнодушие…

 

Пауза.

 

Да, да, я ведь и есть тот самый человек, который…

 

Пауза.

Появляется Подруга.

 

ПОДРУГА. Привет, милый!

ОН. Здравствуй.

ПОДРУГА. Извини, что не с самого утра.

ОН. Да ничего.

ПОДРУГА. Во-первых, просто вырваться… Это уже – задача. Потом – кругом глаза.

ОН. Да уж.

ПОДРУГА. Мне-то всё равно. Я женщина свободная, независимая. Я просто не хочу тебе навредить. То есть, твоим… Зачем им все эти внезапные открытия. Кому нужна эта правда? Так называемая правда… Лучше жить в блаженном неведении.

ОН. Да, ты всегда осторожна.

ПОДРУГА. Да. Я осторожна. А что ты хочешь? Одинокая женщина всему научится.

ОН. Я понимаю.

ПОДРУГА. Но в отличие от некоторых, я никогда не забывала о твоём дне рожденья. С днём рожденья тебя, дорогой!..

ОН. Спасибо.

ПОДРУГА. Всё-таки день рожденья… это важно. Я вот шла к тебе и вспоминала, как мы с тобой начинали. Сколько мужчин появлялось возле меня… Появлялось – и исчезало. А ты – ты оставался долго. Я всё вспоминаю твои слова, как ты слушал звук моих каблуков в пустом дворе на девятом этаже, в этой квартирке. Да… И я помню, всё помню. Лето, пустой двор, такие запахи после дождя… даже уличный запах может возбуждать… и я иду по двору и знаю, что на девятом этаже меня ждёт не дождётся один классный мужик…

ОН. Ждёт… Это мягко сказано. Я не ждал, я просто пылал.

ПОДРУГА. Когда ты знаешь, что тебя ждут, это…

 

Пауза.

 

Впрочем, бывает, что и ждут, а тебя это не колышит совершенно. Это  - когда не совпадает. Ну, к тебе это не относится. У нас с тобой всегда совпадало.

 

Пауза.

 

Я видела недавно твою дочь… Да и жену – тоже. Она постарела.

ОН. Мы все не молодеем.

ПОДРУГА. Впрочем, не поручусь, что и обо мне то же самое не скажет какой-нибудь наблюдатель за нашими слабостями.

ОН. Хорошо сказала. Наблюдатель за слабостями.

ПОДРУГА. Вот живёшь себе поживаешь, думаешь, что ты ещё хоть куда. А потом встречаешь какого-нибудь мужика, который не видел тебя лет десять. И по его реакции можно судить, как ты состарилась.

ОН. Для меня ты не стареешь.

ПОДРУГА. Поэтому и нужен рядом человек, который стареет вместе с тобой. Или хотя бы живёт рядом, как говорится, в шаговой доступности. Чтобы если что – высвистать.

ОН. Это не всегда получается.

ПОДРУГА. У тебя это не всегда получалось. Я как-то раз попыталась прикинуть, сколько дней мы с тобой провели. И сколько раз мы… ну, примерно… могли заниматься этим самым делом.

ОН. Любопытно.

ПОДРУГА. Получается не очень много. То есть, просто мало.

ОН. А мне казалось…

ПОДРУГА. Я понимаю, ты зарабатывал деньги… Семья, дети. А потом… а потом начинаешь считать, и выходит… мало выходит.

ОН. Неужели - мало?

ПОДРУГА (улыбаясь). В этом месте ты должен мне возразить. Мы никогда не умели быть просто влюблёнными, просто мужчиной и женщиной. Обязательно на чём-нибудь спотыкались… Ни одно наше свидание не обходилось без маленькой ссоры или хотя бы спора.

ОН. Так уж и каждое?

ПОДРУГА. Нет, милый, мы великолепно подходили другу в постельном смысле, а вот в жизни…

ОН. Я иногда мечтал о том, чтобы провести с тобой хотя бы неделю…

ПОДРУГА. Поэтому не о чем жалеть. Мы с тобой всё равно не ужились бы под одной крышей. (Звучит томная мелодия. Подруга торопливо открывает сумочку, достаёт мобильный телефон. Из сумочки падает кошелёк.) Привет, дорогой! Что? Не сможешь? Жаль… Когда увидимся? Ну, хорошо, до встречи. (Кладёт телефон в сумочку. Некоторое время сидит молча.) Ну что же, милый, приятно было с тобой увидеться. Пока.

 

Встаёт с лавочки.

 

ОН (показывая на кошелёк). Погоди, ты обронила…

 

Подруга уходит. Он расстроено смотрит ей вслед.

Появляется Бомж. Зорко оценивает обстановку. Видит лежащий кошелёк.

 

БОМЖ. О, да у тебя уже кто-то был…

ОН. Не трогай, это не твоё!

 

Бомж поднимает кошелёк, осматривает его.

 

БОМЖ. Женский. Так, посмотрим, что там…

ОН. Не трогай, как ты можешь!

 

Бомж открывает кошелёк.

Появляется  Друг.

Бомж испуганно оглядывается и очень ловко роняет кошелёк.

Обозначает что-то вроде поклона и убегает.

Друг пожимает плечами, усаживается на лавочку.

Бомж выглядывает, прячется, наблюдает.

 

ДРУГ. Здорово, старик.

ОН. Здравствуй.

ДРУГ. Да, ничего не скажешь, хорошо ты устроился. Тишина, покой, птички чирикают.

ОН. Каждому своё.

ДРУГ. А тут бегаешь, как савраска, жопа в мыле, а никакого толку.

ОН. Никакого?

ДРУГ (вздыхая). Впрочем, если поискать… 

ОН. Кое-что…

ДРУГ. Может, и найдётся...

ОН. Например…

ДРУГ. Иногда выпьешь с удовольствием.

ОН. Так…

ДРУГ. Иной раз трахнешь кого-нибудь с наслаждением.

ОН. Иль вдруг…

ДРУГ. А тут дурь какая накатит - над вымыслом слезами обольёшься…

ОН. В общем…

ДРУГ. Так что… как это по-русски… узнаю тебя, жизнь, принимаю и приветствую звоном щита.

ОН. Ага…

ДРУГ. Словом, обнимаю тебя, поздравляю и желаю.

ОН. Желаешь?

 

Пауза.

 

ДРУГ. Ну что тебе пожелать в твоём нынешнем философском положении? Я желаю тебе одного: чтобы ты к нам, грешным, относился с пониманием. Мы слабые люди…

ОН. Слабые?

ДРУГ. Знаю, что ты скажешь. Дескать, начинает оправдываться. Нагрешил, а теперь станет каяться. Ну, ты у нас всегда был человеком сильным, а мы всего лишь обыкновенные.

ОН. Мы?..

ДРУГ. Ну да, я. Знаю, знаю: привычка прятаться в толпе – признак слабости. Так я и говорю, прямо и не таясь: слаб человек. То есть, я слаб. Я.

 

Пауза.

 

Ты всегда говорил, что вот, дескать, нельзя давать себе послабления, потому что… и так далее. Я с тобой никогда не спорил, потому что чего с тобой спорить. Себе дороже… Но если сам человек себе не даст поблажку, кто же ему её даст? Женщина? Жена, любовница? Ты, мужик, не для того у них, чтобы расслабляться. Мужик нужен такой, чтобы… тут недавно прочитал в интернете… вибратор и банкомат в одном флаконе. Ты понял?

ОН. Круто.

ДРУГ. Обалдеть. Хотя бы что-нибудь одно. Так нет, и то, и другое. Бедные бабы.

ОН. Нет для них счастья на земле.

ДРУГ. Я понимаю, как им трудно. Да и ты должен понимать, у тебя большой опыт. Насчёт жён и любовниц.

ОН. Не такой уж и большой.

ДРУГ. Мне ещё работать и работать над собой в этом отношении.

ОН. Бог, как говорится, в помощь.

ДРУГ. Ты знаешь, я тут недавно видел твою пассию… Хороша, ничего не скажешь. Вся в таком сексуальном соку, что офигеть можно… Извини, но у меня промелькнула грешная мысль. Почему тебе можно её пользовать, а мне нельзя?.. Прости,  но когда стоишь рядом с такой бабой, а она перед тобой вертится и вся так и переливается из одной формы в другую, невольно прикинешь, как это может получиться, ежели, значит, и всё такое прочее… Надеюсь, ты не обиделся.

ОН. Да нет.

ДРУГ. Ты как никто другой должен меня понять… В конце концов, для того бабы и созданы, чтобы соблазнять мужиков. Просто одни не соблазняют, не выходит у них, а другие так действуют на мужицкое естество, что дух захватывает.

ОН. Дух?

ДРУГ. И не только дух. И даже больше частью не дух.

ОН. Главное, чтобы по-прежнему… захватывало.

ДРУГ. Да. И будем надеяться, что этому безобразию не будет конца. (Оглядывается.) Да, хорошо тут у тебя, птички поют… Вдали, как говорится, от шума городского… Но скучновато. Понимаешь, мы вот все талдычим, мол, надоело, эта беготня, суета и прочая членогонка… А тут поехал в свою в деревню, думал, на неделю…  На третий день плюнул и назад. Нет, брат, мы рождены для другой жизни. Вот как раз для этой самой членогонки: вперед-назад, вправо-влево. (Оглядывается, вздыхает.) Ну, что тебе ещё сказать… Ну да, знаю, что тебе хочется услышать…

ОН. Да уж, брат…

ДРУГ. Ты не боись, я деньги отдам, ты же меня знаешь.

ОН. Знаю. Отдашь. Только когда?

ДРУГ. Понимаешь, там у нас проблемы…

ОН. У нас?

ДРУГ. Ты же знаешь, как всё теперь зыбко. Кризис, цены упали… Я, конечно, могу им приказать: продавайте, Но они продадут с убытком и принесут мне весь расклад… И что тогда?

ОН. Надо было слушать умных людей. Которые не советуют класть все яйца в одну корзину.

ДРУГ. Я знаю, что ты скажешь… Про одну корзину и наши яйца…

ОН (смеясь). Ах, ты, сукин сын!..

ДРУГ. Но поздно пить боржоми, когда яйца уже разбились… А пока твои девки не знают, что у них есть хороший актив… актив будет целее. Так?

ОН. Я тебя из-под земли достану, если что.

ДРУГ. Так что можешь быть спокоен…  (Замечает кошелёк.) Они не знают, что у них денежки растут… (Поднимает кошелёк. Бомж ломает руки.) Так, женский… Хм… (Оглядывается.) У них тут есть кто-нибудь?.. Какой-нибудь начальник?..

 

Уходит.

Бомж в бессильном отчаяньи смотрит ему вслед.

 

ОН. Вот так. Зариться на чужое - это грех.

БОМЖ. Женский кошель!.. У приличных женщин всегда полно денег.

ОН. Деньги приличных женщин не для таких жуликов, как ты.

БОМЖ. Она потратит эти деньги на какие-нибудь тряпки. Или на любовника. А чем я хуже?

ОН. Ну, если тебя помыть и переодеть…

БОМЖ. Ну почему всегда деньги идут только к деньгам? Это же так несправедливо! Ведь обездоленным деньги нужнее всего – так нет же, даже если выпадает случай, тут же найдётся какой-нибудь хлыщ, который всё испортит!

ОН. Побойся бога – это деньги не твои и не для тебя!

БОМЖ. Боже, ну зачем ты подбрасываешь мне такие подарки, а затем уводишь их из-под моего носа? Зачем ты меня мучаешь?

ОН. Шёл бы ты куда-нибудь работать, вместо того, чтобы слоняться по кладбищам, таскать конфеты и красть цветы…

БОМЖ. Я знаю, что ты скажешь, господи: что я здоров и крепок и мог бы зарабатывать себе на жизнь каким-то другим способом… но, видишь ли, я крепок телом, но слаб духом. Мне нужна свобода, мне нужен свежий воздух и много времени, чтобы размышлять над смыслом тобою созданной жизни… Кладбище – самое лучшее для жизни место, я убедился в этом на практике. Поэтому не сердись на меня, господи, а лучше помоги мне… Чтобы я мог иметь больше времени для общения с тобой и для обдумывания тайны твоего мира. Хорошо?

ОН. Ты лицемер, циник и прохиндей.

БОМЖ. Ну вот и ладненько… А куда намылился этот хлыщ? Неужели он будет так низок, что присвоит кошелёк?..

 

Бомж убегает в одну сторону, а с другой - появляется Дочь.

 

ДОЧЬ. Привет, папуль.

ОН. Здравствуй, дочур.

ДОЧЬ. Надеюсь, у тебя всё в порядке?

ОН. Насколько это возможно в моём положении.

ДОЧЬ. Насколько это возможно в твоём положении.

ОН. Как ты, милая?

ДОЧЬ. Я должна тебе сказать, папа, что-то важное.

ОН. Важное?

ДОЧЬ. Папуль, я выхожу замуж.

ОН. Наконец-то!

ДОЧЬ. Думаю, тебе это понравится, верно? Ты же всегда хотел, чтобы у меня было, как у всех людей. Как положено. Вовремя – так ты любил говорить. В двадцать восемь лет выходить замуж – это вовремя?

ОН. Вполне.

ДОЧЬ. Если сделать скидку на время – думаю, вполне. Я знаю, ты хотел, чтобы у меня было по всем правилам. Чтобы я встретила прекрасного принца, влюбилась бы в него, а он бы влюбился в меня… Мы бы поженились, были бы лучшей молодой парой на свете… (Телефонный звонок – томная мелодия. ) Здравствуй! Ты знаешь, у нас сегодня ничего не получится… У меня масса дел, я ничего не могу отложить, так что… Прости, я очень виновата, но… В конце концов, днём раньше, днём позже… До встречи! Когда? Завтра созвонимся. Я тебя тоже люблю…

ОН. Это он?

ДОЧЬ. Да, это он.

ОН. Сколько ему лет?

ДОЧЬ. Разумеется, первое, что тебя интересует – сколько ему лет?.. Ему чуть за сорок.

ОН. Понятно.

ДОЧЬ. Я так и слышу, как ты говоришь это: понятно… С этой твоей интонацией, от которой на стенку залезешь.

 

Пауза.

 

ОН. Ты любишь его?

ДОЧЬ. Тебе всегда не хватало терпимости, такта!.. У тебя просто талант настраивать людей против себя… даже тех, кто тебя любят… (Пауза.) Второе, о чём ты должен спросить: люблю ли я его? Видишь ли, за те десять, лет, что имею отношения с мужчинами… Нет, одиннадцать…

ОН. Одиннадцать?

ДОЧЬ. Чёрт, какие одиннадцать… Как быстро летит время… Это было в десятом классе…

ОН. В десятом?

ДОЧЬ. Или в девятом?.. Нет, в десятом.

ОН. Хорошо хоть не в восьмом…

ДОЧЬ. Да какая разница… Так вот, с тех пор, как я имею с вами, мужиками, отношения, слово любовь сильно поблёкло… как это теперь говорят… девальвировалось.

ОН. Вот как? А я имею в вами, с женщинами, отношения лет сорок… И ничего, до недавнего времени, любовь, когда случалась, была яркая, сильная, горячая…

ДОЧЬ. Знаю я, что ты скажешь… Что ты в мои годы… и так далее. Короче, он сделал мне предложении. Сказать правду, я бы предпочла, чтобы мне сделал предложение другой человек… Но этот другой живёт со своей женой и готов только на то, чтобы развлекаться со мной на стороне… Ты ведь этого не одобрил бы?

ОН. Конечно, нет.

ДОЧЬ. Так что вот такая любовь. (Пауза.) Ну вот, главное сказала… Что ещё?

ОН. А мама? Мама как ко всему этому относится? К этому… которому за сорок?..

ДОЧЬ. У мамы всё в порядке… Ну, насколько это возможно. Ты ведь знаешь… Конечно, её неадекватность усиливается… Но, посмотрим… Да, кстати, она одобряет. Я ей намекнула, в общих чертах… Мне показалось… (Усмехается.) Она почувствовала облегчение… Как говорится, спихнула старую деву замуж…

ОН. Какая ты старая дева? Ты ещё очень молода!

ДОЧЬ. Не очень старую и не очень деву… (Он вздыхает и качает головой. Пауза.) Прости, папуля. Но ты же понимаешь, я давно уже очень взрослая… Это для тебя я всё ещё девочка, а на самом деле я уже ой-ёй-ёй… Понимаешь?

ОН. Ничего ты не ой-ёй-ёй. Это тебе только кажется, что ты взрослая. А на самом деле…

ДОЧЬ. Ты знаешь, должна тебе сказать… Странно, теперь я чувствую, что мне тебя не хватает.

ОН. А почему – странно?

ДОЧЬ. Когда ты был где-то рядом, тебя всегда было слишком много, ты всегда меня доставал и давил, давил, давил… Я от тебя бегала. А теперь…

ОН. И что – теперь?

ДОЧЬ. А теперь бегать не от кого и…

ОН. И ты решали завести себе папика.

ДОЧЬ. Ты меня прости, папа… теперь я понимаю, что я тебя не долюбила.

 

Пауза.

 

ОН. Да что ты, дочка… Это ты меня прости,  старого дурака…

ДОЧЬ. Понимаешь, я, конечно, очень люблю маму, но… Ты понимаешь, она всегда была на тебя обижена и… Она всегда боялась, что я буду любить тебя больше, чем её… И она, конечно, тебя… ну, не щадила что ли. Так, потихоньку, не явно, но всё-таки это действовало.

ОН. Я это чувствовал, но отец всегда любит своего ребёнка. Даже если тот его… Недолюбливает.

ДОЧЬ. А вот в последнее время… ты знаешь, без тебя как-то пустовато. Мы с мамой так привыкли друг к дружке, что знаем наперёд, кто что скажет. Или не скажет. Промолчит, чтобы не делать хуже. А ты же как всегда – бух свою правду. А я – на дыбы.

ОН. Ну да. Папа, я уже взрослая.

ДОЧЬ. Я уже взрослая, не дави на меня. А тут недавно прочитала один роман. Модный француз. Ничего такой роман. Все хвалят, трещат. Ну, и я прочитала. Вроде бы понравился. Хожу, работаю… В общем, всё как обычно. Уже спать легла, и снова этот дурацкий роман вспоминаю. И говорю себе: ну хороший же роман. И представляешь, мне твой голос отвечает… Ну, мысленно… В общем, ты мне говоришь: а что в нём хорошего? Ну, в своей манере: бух. Я начинаю тебе доказывать – что хороший роман, его вся Европа хвалит. А ты мне своё: что пустой, претенциозный…. Представляешь? В общем, утром встаю в полной уверенности, что роман – полная задница. Представляешь?

ОН. Ну что же, дочур, я очень рад, что у нас с тобой нерушимая, как говорится, связь.

ДОЧЬ. Цирк. Хотела матери рассказать, но что-то меня остановило.

ОН. Понятно.

ДОЧЬ. Она ревнует по-прежнему. Ты не должен обижаться.

ОН. Да что ты! Какие могут быть обиды?

ДОЧЬ. Мне раньше казалось, что в вашем возрасте уже должно быть совершенно всё равно, кто с кем, кто кого и так далее… А выходит, что… Кто-то сказал, что бывших супругов, как и бывших олимпийских чемпионов, - не бывает. Не помню, кто это сказал. Кто-то из умных.

ОН. Ну да. Так и есть.

ДОЧЬ. Подожди, кто же это сказал?

ОН. Неважно. Это я тебе сказал.

ДОЧЬ. Кто-то из наших… То есть, кто-то из тех, кого я люблю читать… Вот чёрт! Ну, ладно… (Пауза.) Видела тут твою мадам. Понимаю, что мама не выдерживает с ней конкуренции. Да, всё в жизни так накручено, что не сразу поймёшь, где концы… Раньше она казалась мне какой-то злодейкой, а теперь я её разглядывала совершенно спокойно. Чудеса.

ОН. Ты взрослеешь.

ДОЧЬ. Старею, наверное.

ОН. Ну да, замуж выходишь.

ДОЧЬ. Замуж, дети, целлюлит… Не хочу стареть.

ОН. Главное, чтобы рядом был человек, с которым можно стареть вместе.

ДОЧЬ. Но если от этого всё равно никуда не деться… Тогда нужно стареть с кем-нибудь на пару…. Верно?

ОН. Я тебя люблю.

ДОЧЬ. Я тебя люблю, папуль. Даже сильней, чем раньше думала.

 

Внезапно появляется Подруга.

Видит Дочь, стоит секунду в замешательстве. Затем то-то бормочет, оглядывает окрестности.

Но кошелька не видно, Подруга уходит.

 

ДОЧЬ. Какие люди… Что это с ней? Ты не знаешь, папуль?

ОН. Она кошелёк потеряла.

ДОЧЬ. Ты всё ещё популярен. Молодец…

 

Телефонный звонок. Дочь достаёт мобильный телефон.

 

ДОЧЬ.  Привет… Что? Приедешь? Уже едешь? Ну, хорошо, я встречу тебя у ворот…

ОН. Кто там, дочка? Тот, которому за сорок…

 

Дочь поспешно уходит.

С одной стороны входит Друг.

С другой – появляется Бомж. Тут же прячется.

 

ДРУГ. У них тут, блин, полный бардак… То есть, наоборот, никого нет, все двери заперты. (Подбрасывает на ладони кошелёк. За кошельком с вожделением наблюдает Бомж.) Что с ним делать? Не везти же с собой… Могут, конечно, прибрать к рукам всякие проходимцы… (Бомж качает головой.) Ну ладно, бог рассудит…

 

Кладёт кошелёк на раму окна. Уходит.

Бомж выбегает из укрытия, хватает кошелёк. Открывает, заглядывает внутрь.

Позади появляется Подруга.

      © 2013 Виктор Калитвянский                        vkalitva@mail.ru