Виктор Калитвянский

 

ЗА МИЛЛИАРД ЛЕТ ДО КОНЦА СВЕТА

 

Пьеса в 8 сценах

 

Инсценировка одноимённой повести Аркадия и Бориса Стругацких

 

Действующие лица:

 

Малянов

Мужчина

Лидочка

Снеговой

Молодой человек

Вечеровский

Вайнгартен

Захар

Мальчишка

Глухов

Ира

 

СЦЕНА 1

 

Панорама квартиры: комната с задернутыми шторами, проход в кухню, прихожая и входная дверь.

Ощущение жаркого полдня.

Работает вентилятор, его голова поворачивается справа налево. На столе стоит клетка с попугаем. Когда вентиляторная струя воздуха доходит до клетки, попугай подпрыгивает на шесте.

Человек в шортах и футболке – МАЛЯНОВ  – лежит на диване, вытянув ноги на приставленный стул. Вокруг дивана разбросаны книги и листки бумаги.

 

ГОЛОС МАЛЯНОВА. Это надо же — какой паршивый интеграл оказался! Ну, ладно… Пусть это будет константа… от омеги не зависит. Ясно ведь, что не зависит. Из самых общих соображений следует, что не должен зависеть. Представим себе этот шар и как интегрирование идет по всей поверхности... А откуда тут формула Жуковского? Ни с того ни с сего. Пошла вон! Что? Не уходит?..

 

Раздаётся скрипучий звук попугайского голоса.

 

МАЛЯНОВ. Что? Что ты сказал?

 

Скрипучий звук повторяется снова.

Малянов со вздохом встаёт с дивана, подходит к клетке.

 

МАЛЯНОВ (с неудовольствием). Жрать хочешь… (Попугай тотчас же откликается в том смысле, что да, неплохо бы наконец.) Утром же тебе давали. Или нет, не давали… Это я тебе вчера утром давал… (Идёт к холодильнику, открывает его, оглядывает.)  Нету ничего... (Попугай издаёт упрекающий звук.) Все равно сейчас везде обеденный перерыв. Можно, конечно, пойти на Московский, но там всегда очереди, и тащиться туда далеко по жаре…

 

Звонит телефон.

Малянов подходит, берет трубку.

 

ЭНЕРГИЧНЫЙ ЖЕНСКИЙ ГОЛОС. Витя?

МАЛЯНОВ. Какой вам телефон нужен?

ЭНЕРГИЧНЫЙ ЖЕНСКИЙ ГОЛОС. Это «Интурист»?

МАЛЯНОВ. Нет, это квартира…

 

Бросает трубку и ложится на диван, снова укладывая ноги на стул.

 

ГОЛОС МАЛЯНОВА. В Бобкину комнату надо перебираться, вот что. Баня ведь. Страшно подумать — перебираться. Постой, у меня же какое-то просветление было… Ч-черт… С этим твоим «Интуристом», будь ты неладна... А! Конформные отображения! Дурацкая идея. Вообще-то надо посмотреть… (С кряхтеньем поднимается с тахты, поднимает с пола книгу, листает. Снова звонит телефон. (Телефону). Идиот... (Подходит, снимает трубку.)

 

МУЖСКОЙ ГОЛОС. Это база? Кто говорит? Это база?

 

Малянов нажимает на рычаг, набирает номер.

 

МАЛЯНОВ. Ремонтная? Я говорю с телефона девяносто три девять восемь ноль семь… Слушайте, я вам вчера уже звонил один раз. Невозможно же работать, все время попадают сюда… Мне все время звонят то в «Интурист», то в гараж, то… (Просительно.) Пожалуйста…

 

Садится за стол, берет ручку и листок бумаги.

 

ГОЛОС МАЛЯНОВА. Та-ак… Где же я все-таки видел этот интеграл? Стройный ведь такой интеграшка, во все стороны симметричный… Где я его видел? И даже не константа, а просто-напросто ноль! Ну, хорошо. Оставим его в тылу. Не люблю я ничего оставлять в тылу, неприятно это, как дырявый зуб… (Что-то черкает на листке бумаги.) Не может быть... Ай да Малянов! Ай да молодец! Наконец-то, кажется, что-то у тебя получилось. Причем это, брат, настоящее. Это, брат, тебе не «фигура цапф большого пассажного инструмента», этого, брат, до тебя никто не делал! Тьфу-тьфу, только бы не сглазить… Интеграл этот… Да пусть он треснет, интеграл этот — дальше поехали, дальше!

 

Звонок. Малянов смотрит на телефон. Телефон молчит.

 

МАЛЯНОВ. С цепи сорвались, честное слово...

 

Попугай издаёт хриплый звук.

 

МАЛЯНОВ. Тебя не спросили.

 

Идёт в прихожую. Открывает дверь. За порогом - плюгавый мужчина в кургузом пиджачке неопределенного цвета.  Держа в вытянутой руке коробку, он проходит мимо Малянова и поворачивает в кухню.

 

МАЛЯНОВ. Позвольте…

 

Мужчина ставит коробку на табурет и вытаскивает из нагрудного кармана бумажку.

 

МАЛЯНОВ. Вы из ЖЭКа? Кран чинить в ванной?

МУЖЧИНА (сипло). Из гастронома. (Протягивает бумажку.) Распишитесь на квитанции.

МАЛЯНОВ. А что это?

МУЖЧИНА. Как что? Коньяк, две бутылки, водка… Консервы, три банки, сыр, сосиски... Как заказывали.

МАЛЯНОВ. Подождите... По-моему, мы ничего не заказывали.

МУЖЧИНА. Что значит, не заказывали? Вот же написано: заказчик – Малянова. И, е... Улица, дом, квартира...

МАЛЯНОВ. Адрес правильный... И заказчик – вроде бы моя жена... И, е – это Ирина Егоровна... А сколько всё это стоит?

МУЖЧИНА. Вот сумма, вот штамп – «оплачено». Не морочьте мне голову. Расписывайтесь, где птичка…

 

Малянов принимает от него огрызок карандаша и расписывается.

 

МАЛЯНОВ. Спасибо... (Плюгавый поспешно направляется к выходу.) Огромное вам спасибо, до свидания!.. (Плюгавый выходит, дверь хлопает.) Странно…

 

Малянов открывает коробку и рассматривает содержимое. Опасливо тянет бутылку.

 

ГОЛОС МАЛЯНОВА. Коньяк. Рублей пятнадцать, ей-богу! Да что же это такое — день рождения у меня сегодня, что ли? Ирка уехала когда? Четверг, среда, вторник… Десятый день. Значит, заказала заранее. Деньги опять у кого-нибудь заняла. Сюрприз. Долгов, понимаете, пятьсот рублей, а она — сюрприз!.. Хорошо хоть в магазин не идти... (Раздается хриплый возглас попугая.)  Да погоди ты!.. Но зачем этот шик? День рождения? Нет. Годовщина свадьбы? Вроде бы тоже нет. День рождения Бобки? Зимой… Что-то Ирка говорила перед отъездом... Не забывай птицу кормить… за квартиру заплати… если шеф позвонит, дай ему мой адрес. Что-то она еще говорила, но тут Бобка прибежал со своим пулеметом… Да! Белье надо в стирку отнести… Ни фига не понимаю. (Малянов пересчитал горлышки.) Десять штук, как одна копейка. На кого же это она рассчитывала? Мне столько и за год не выпить. Вечеровский тоже почти не пьет, а Вальку она не любит.

 

Раздается истошный вопль попугая.

 

МАЛЯНОВ. Ладно, ладно... Сейчас. (Готовит еду для попугая.) Ишь ты, а чутьё то у него – что твоя кошка...

 

Идёт с тарелкой в комнату, открывает клетку, ставит тарелку перед попугаем. Тот издает удовлетворённый звук и принимается за дело.

Звонит телефон.

 

ГОЛОС МАЛЯНОВА. Сейчас, бегу и падаю... Провалитесь вы со своими гаражами и базами. Тут ведь все дело в чем? Если интеграл на самом деле ноль, то в правой части остается только первая и вторая производная… Физический смысл я здесь не совсем понимаю, но все равно, здорово получаются эти пузыри. А что? Так и назову: пузыри. Нет, наверное, лучше „полости“. Полости Малянова. „М-полости“. Гм… Подожди-ка, подожди… (Малянов садится на стул, нащупывает ручку, сидит, пристально глядя в лист бумаги.) Функция Гартвига… и всей правой части как не бывало… Полости получаются осесимметричные… А интегральчик-то не ноль! То есть он до такой степени не ноль, мой интегральчик, что величина вовсе существенно положительная… Но картина, ах какая картина получается! Как это я сразу не допер? Ничего, Малянов, ничего, браток, не один ты не допер. Академик вон тоже не допер… Это что же получается? Осесимметричные полости, материя обтекает их, пытается проникнуть внутрь, но не может, на границе материя сжимается до неимоверных плотностей, и пузыри начинают светиться. Бог знает, что там начинается... Ничего, и это выясним. С волокнистой структурой разберемся — раз. С дугами Рагозинского — два! А потом — планетарные туманности. Вы, голубчики мои, что себе думали? Что это расширяющиеся сброшенные оболочки? Вот вам — оболочки! В точности наоборот!

 

Снова дребезжит телефон. Малянов рычит от ненависти, не переставая писать. Телефон продолжает звонить. Наконец Малянов отбрасывает ручку и хватает трубку.

 

ГОЛОС ВАЙНГАРТЕНА. Митька?

МАЛЯНОВ. Да… Это кто?

ГОЛОС ВАЙНГАРТЕНА. Не узнаешь, собака?

МАЛЯНОВ. А, Валька… Чего тебе?

ГОЛОС ВАЙНГАРТЕНА. Ты почему к телефону не подходишь?

МАЛЯНОВ (злобно). Работаю.

 ГОЛОС ВАЙНГАРТЕНА. Работаешь… Нетленку, значит, лепишь.

МАЛЯНОВ. Ты что, зайти хотел?

ГОЛОС ВАЙНГАРТЕНА. Зайти? Да нет, не то чтобы зайти…

МАЛЯНОВ. Так что тебе надо?

ГОЛОС ВАЙНГАРТЕНА. Слушай, отец… А чем ты сейчас занимаешься?

МАЛЯНОВ. Работаю! Сказано тебе!

ГОЛОС ВАЙНГАРТЕНА. Да нет… Я хотел спросить: над чем ты работаешь?

 

Пауза.

 

МАЛЯНОВ (изумлённо). Над чем я работаю? Надо же, его величество снизошло... Его величество вообще-то интересует только он сам... Тебе что, делать нечего? (Молчание.) А впрочем, ладно... (Злорадно.) Над чем я работаю? Изволь, тебе, как биологу это будет страшно интересно. Слушай... Вчера утром я наконец слез с мертвой точки. Оказывается, при самых общих предположениях относительно потенциальной функции, мои уравнения движения имеют еще один интеграл, кроме интеграла энергии и интегралов моментов. Получается что-то вроде обобщения ограниченной задачи трех тел. Если уравнения движения записать в векторной форме и применить преобразования Гартвига, то интегрирование по всему объему проводится до конца и вся проблема сводится к интегро-дифференциальным уравнениям типа Колмогорова-Феллера… (Пауза.) Ты меня слушаешь?

ГОЛОС ВАЙНГАРТЕНА. Да-да, слушаю очень внимательно.

МАЛЯНОВ. Может быть, ты даже меня понимаешь?

ГОЛОС ВАЙНГАРТЕНА. Секу помаленьку.

 

Пауза.

 

МАЛЯНОВ. А чего это у тебя голос такой?.. Валька, случилось что-нибудь?

ГОЛОС ВАЙНГАРТЕНА (не сразу). Где?

МАЛЯНОВ. У тебя, естественно! Я же слышу, что ты какой-то… Тебе что, разговаривать неудобно?

ГОЛОС ВАЙНГАРТЕНА. Да нет, отец. Все это чепуха. Ладно. Жара замучила. Про двух петухов знаешь анекдот?

МАЛЯНОВ. Нет.

ГОЛОС ВАЙНГАРТЕНА. Идут два петуха по улице, подходят к гастроному. Один другому говорит: зайдем, посмотрим на голых баб? С утра бройлерных привезли... (Пауза.) Не смешно?

МАЛЯНОВ. Не очень. (Пауза.) Ты что, со Светкой поцапался? Опять тебе эпителий попортили?..

ГОЛОС ВАЙНГАРТЕНА. Слушай, Митька… Снеговой — такая фамилия тебе ничего не говорит?

МАЛЯНОВ. Снеговой? Арнольд Палыч? Ну, сосед у меня есть, напротив живет, через площадку… А что?

 

Пауза.

 

ГОЛОС ВАЙНГАРТЕНА. А чем он занимается, твой Снеговой?

МАЛЯНОВ. Физик он. В каком-то ящике работает. Шибко секретный. А ты откуда его знаешь?

ГОЛОС ВАЙНГАРТЕНА (с непонятной досадой). Да я его не знаю...

 

Звонок в дверь.

 

МАЛЯНОВ. Нет, явно сорвались с цепи! Подожди, Валька. В дверь наяривают…

ГОЛОС ВАЙНГАРТЕНА. В дверь?.. Погоди, не ходи...

 

Малянов кладёт трубку на стол, идёт в прихожую, открывает дверь.

У порога стоит молодая женщина в белом мини-сарафане, очень загорелая, с выгоревшими на солнце короткими волосами. У ног ее - чемодан, через левую руку перекинут плащ.

 

ЖЕНЩИНА (стеснённо). Дмитрий Алексеевич?

МАЛЯНОВ (обдергивая футболку и переступая с ноги на ногу). Да...

ЖЕНЩИНА. Вы меня простите, Дмитрий Алексеевич… Наверное, я некстати… Вот.

 

Протягивает конверт. Малянов берёт конверт, вытаскивает из него листок бумаги.

 

 ГОЛОС МАЛЯНОВА. Димкин! Это Лидка Пономарева, моя любимая школьная подруга. Я тебе про нее рассказывала. Прими ее хорошенько, она ненадолго. Не хами. У нас все хорошо. Она расскажет. Целую, Ира...

МАЛЯНОВ (лицемерно-дружески). Очень приятно… Заходите, Лида, прошу… Извините меня за мой вид. Жара!

 

Женщина оглядывается с выражением на лице некоторой растерянности, словно вдруг усомнилась, туда ли она попала.

 

МАЛЯНОВ (поспешно). Позвольте, я вам чемодан… Заходите, заходите, не стесняйтесь… Плащ вешайте сюда… Здесь у нас большая комната, я там работаю, а здесь — Бобкина… Она и будет ваша… Вы, наверное, душ захотите принять?

 

Малянов подходит к столу, берет трубку.

 

МАЛЯНОВ (женщине). Вы располагайтесь, я сейчас…

ГОЛОС ВАЙНГАРТЕНА (монотонно). Митька… Митька… Отвечай, Митька…

МАЛЯНОВ. Але!

ГОЛОС ВАЙНГАРТЕНА. Митька! Это ты?

МАЛЯНОВ. Чего ты орешь? Тут ко мне приехали, извини. Я тебе потом позвоню.

ГОЛОС ВАЙНГАРТЕНА. Кто? Кто приехал? 

МАЛЯНОВ. Валька, что с тобой сегодня? Ну, женщина одна приехала… Иркина подруга…

ГОЛОС ВАЙНГАРТЕНА. С-сукин сын!